Что было до?

Первые маги на территории современной Российской Империи появились ещё задолго до первых Рюриковичей, но известно об этом мало. Управленческая же узда первой династии поначалу предусматривала благоприятных условий для развития магического сообщества. В основном, маги водились среди низшего сословия, именовались же они ведунами или знахарями. Наибольшее количество ведунов и знахарей водилось среди древлян, дреговичей и полочан, откуда магический культ медленно распространялся дальше на север и восток. В фундамент сообщества были заложены традиции и поверья предков, передаваемые из уст в уста. В зависимости от региона знания и устои могли значительно разниться, но повсеместно магия была лихо переплетена с верованиями в старых богов, языческих. Существовали поверья о сказочных существах (мавки, русалки, лешие, ночницы), ныне именуемых нежитью, повально были распространены знахарство, нашептывания, заговоры, различного рода настои. Сам контроль магии был хаотичен, именно к этому периоду относится зарождение «магии по наитию», которую в современном мире называют народной. Никакой систематизации знаний не существовало, для этого было ещё слишком рано.
Переменным временем для древнерусских магов стал конец десятого века, когда тогдашний князь Владимир Святославович решился на смелый ход - окончательное принятие новой веры и крещение Руси. Такие изменения были восприняты со справедливым народным ропотом, в Новгороде произошёл мятеж. Некогда возведённые языческие святилища, они же капища, были разрушены и праведным гневом князя Владимира сожжены. Маги старого порядка лишились своих мест обитания и сами подверглись гонениям, а затем и казням. Новая религия стала главным врагом магического сословия Древнерусского государства, отчего ведунами и знахарям пришлось затаиться. Многие ушли на север, остановившись в Ростове и в его окрестностях. Шанс снова получить свободу и не опасаться христианского нашествия появился при правлении Святополка, сына Владимира. Решительный в своих взглядах, Святополк хотел избавить Русь от «византийской напасти», и после смерти Владимира даже принялся за свершение своих планов, чем дал шанс старорусским магам, но в итоге потерпел поражение и таков был. Следующий раз, когда старорусские маги объявились миру, случился в 1071 году, когда в Ростове поднялся мятеж. Возглавляемые волхвами, как простой люд, так и сами ведуны и знахари выступили против местной знати. В то же лето восстание было подавлено, а уцелевшие волхвы и сами мятежники бежали в лес. После недолгого сопротивления зачинщики мятежа были выданы боярам, а затем казнены самым кощунственным способом - повешены. С того момента маги Руси научились скрываться от мира, а особенно, от новоявленной церкви. На том история языческих колдунов закончилась.
С ходом столетий и переменой поколений знахари и ведуны отделили язычество от магии, постепенно принимая когда-то насаждённую князем Владимиром религию. В быту магов православное христианство стало неотъемлемой частью жизни, но не сопрягаясь с самой магией, как это было во времена язычества. Объяснить такой разительный поворот во взглядах некогда гонимых магов можно тем, что людская память коротка и со временем многие напасти забываются. Справедливости ради стоит заметить, что приняв христианство маги не спешили открываться миру, чтобы христианство приняло их. На фоне всеобщей западноевропейской истерии, где не так давно святая церковь учредила Инквизиторский орден, русские маги не хотели совершать подобных ошибок и существовали где-то на периферии малонаселённых общин. Упрощало исполнение задачи и то, что магия продолжала держаться на уровне низших сословий, очень редко пересекаясь с миром дворянства. В это же время, на пересечение 14 и 15 веков начала формироваться современная народная магия. Народниками были предприняты первые попытки организовать некое подобие общин, где во главе становились Старцы. Между общинами наладилось живое общение. К этому же периоду относят первые рукописные труды по магии, ни много ни мало пытающиеся кодифицировать знания по магии стихий и природной магии. В итоге, некоторые из них станут отправной точкой для исследования магии стихий первыми академиками. Если рассматривать историю за шесть веков до воцарения Алексея Михайловича Романова, то можно сделать вывод, что это был благоприятный период для медленного, но стабильного развития магии народников.

Затишье перед бурей и сама буря

Алексей Михайлович стал государем в свои юные 16 лет, но уже в этом возрасте отличался набожностью и верою в Церковь. С его лёгкой руки набрал могущества простой игумен Никон, в последствии известный как патриарх Московский и всея Руси. Никон принялся за реформацию церкви, насаждая свои свежие взгляды остальному духовенству. Среди прочих задач реформы была и попытка обратить внимание на проблему колдунов и чудодейцев, про которых уже было давно позабыли. Царь Алексей, связанный обещанием не вмешиваться в дела церковные, в итоге был вынужден смириться с попыткой Никона искоренить часть деревенского населения, среди которых большая половина была шарлатанами или просто несправедливо оклеветанными лицами. Для магов наступило короткое время так называемой «русской инквизиции», в ходе которой учреждённые патриархом Никоном специальные суды по колдовским делам осуждали к покаянию или к казни сотни крестьян и даже многих горожан. Те маги, кто имел возможности и средства бежали за границу, некоторые таились в небольших селениях и на хуторах. Усугубляло ситуацию и принятое по Соборному Уложению решение окончательно прикрепить крестьянство к месту жительства. После лишения Никона сана патриарха ситуация не изменилась, - учреждённые бывшим главой православной церкви суды продолжили свою деятельность, что привело к очередному всплеску массовых побегов, а затем и казней. Ряды народников редели, что продолжалось вплоть до смерти царя Алексея Михайловича. Взошедший на престол Фёдор Алексеевич был большим поклонником западной культуры, что стало причиной первых изменений в культуре самого русского царства. В ходе своего недолгого правления великий князь Фёдор сумел повлиять на церковь и запретить суды над колдунами, учреждёнными патриархом Никоном. Вероятнее всего, государь увлёкся Польшей и её порядками, где царило равноправие между религиями, а сам король польский Ян III по донесениям имел приближённых к себе магов.
К сожалению, все свои задумки Фёдор Алексеевич осуществить не успел - в возрасте 20 лет царь умер. На его место пришли два брата, одному из которых было суждено положить начало не только Русского царства как Империи, но и дать шанс магам закрепиться в обществе на условиях особых привилегий. Пётр I, взошедший на престол в 10-летнем возрасте, с малых ногтей проявлял интерес к магии, которой так увлекался его покойный брат Фёдор. В селе Преображенском, где Пётр проживал с матерью по настоянию старшей сестры Софьи (на тот момент регента), будущему императору удалось самому приобщиться к культуре народников, закрепив с некоторыми из них крепкую дружбу. Его ровесник, Иван Огнев, был потомственным магом, в последствии став таким же приближённым к самодержцу как и известный граф Меньшиков. Огнев рос рассудительным и спокойным юношей, что привлекало Петра, именно он натолкнул будущего императора на идею переменить статус магического сообщества - сделать их своим главным подспорьем, а не врагом. Идея прочно укрепилась в планах Петра и после длительного путешествия по Европе, где с недавних пор царила мода на исключительную роль магов в делах государства - их способности использовали в военных делах, шпионаже и даже в градоустройстве. В конечном счёте, когда царь взялся за реформацию своего государства, ряд реформ затронули и статус народников. Была учреждена палата по магическим делам, в итоге переформирована в коллегию. Палату возглавил давний друг Петра - Иван Огнев, который считается основателем академической магии. В 1701 году, в ходе военной реформы, помимо пехотных, драгунских и артиллерийских полков был сформирован отдельный корпус для магов, численность которого не соответствовала общепринятому расчёту. Боевых магов распределили по полкам, возлагая на них одну из главных ролей - разведку, усиление боевых сил через стихийную магию, прочие хитрости, в том числе и помощь в облегчении переправки войск (постройка дорог, фортификация). По подсчётам современников в Северной войне приняли участие свыше 300 магов, все получившие по итогу статус академиков. Началось быстротечное и массовое формирование нового магического сообщества. Часть народников, что отказалась менять уклад своей жизни ушли в Заволжье, организовав там свои поселения. Остальные, во главе с Иваном Огневым помогли Петру организовать необходимый контроль. Огневым были разработаны магические ранги, не имеющие аналогов в мире, были учреждены Единый реестр магических формул и Единый подушный реестр магов. Маги дворянского происхождения - Алексей Армашевский и Михаил Железнов - принялись за кодификацию магических знаний и за расширение возможностей. В последствии, всем троим - Огневу, Армашевскому и Железнову - был жалован ранг первого класса - великих магистров. Подобные изменения церковь восприняла с ропотом, в то время как дворянство восприняло новое положение магов без каких либо протестов - маги показали свою незаменимость и пользу ещё в Северной войне. Вопрос с церковью был урезонен отменой патриаршества и наложением новоучреждённым Синодом запрета на некоторые виды магии. К концу правления Петра, в новоявленной Российской Империи были учреждены школы для магов, ученики которых автоматически начали причисляться к ряду академиков. Так начался новый виток истории магического сообщества, прозванный золотым веком российской магии.
После смерти Петра I статус магов не изменился. При Екатерине I Алексеем Армашевским была открыта магия зеркал, Михаилом Железновым - страна грёз. Карман параллельной реальности начал активно использоваться многими магами. В 1737 году магом-академиком Андреем Фениным было разработано уголовное право для магов, в том же году принятое императрицей Анной Иоанновной. Была учреждена новая должность при коллегии магических дел - превентор, в функции которой входили сыск и дознание магов, совершивших преступление. Под уголовную ответственность так же попадали и те, кто скрывался от обязательно регистрации. Именно это стало ещё одной причиной разобщённости между академиками и народниками. При Елизавете Петровне, дочери Петра I, статус академиков так же оставался не изменим. Маги принимали активное участие в Русско-шведской и Семилетней войнах, занимали руководящие должности не только в ведомствах магических дел, но и в статских, развивали образовательную систему, в том числе и на уровне периферии. Золотой век магии достиг своего пика.
После смерти императрицы Елизаветы Петровны магии золотого века было суждено совершить свой последний подъем. На место своей тётушки пришёл Пётр III, отличающийся особым своеобразным нравом. Как и его предшественники, Пётр был едва ли не самым большим поклонником магии, чем он и запомнился за своё короткое правление. Прежде всего, Пётр отозвал российские войска с Пруссии, тем самым настроив против себя военных, но не самих магов, которые по возвращению были щедро осыпаны чинами, многие стали кавалерами различных орденов. Только одних магистров при Петре III было 12 лиц, а его ближайший соратник Христиан Брокдорф и вовсе стал великим магистром, хотя никакого значительного вклада в развитие магических наук не сделал. Подобное возвышение академиков стало причиной значительных пересудов, а их роль в будущем перевороте - предрешена. Когда Пётр III был низложен, а затем и убит, к власти пришла Екатерина II, повернувшая политику в делах магии совсем в иную сторону.

«Большой упадок»

Природа ненависти Екатерины II к магии имеет несколько различных версий. Одни предполагают, что нелюбовь к магическому сообществу сформировалась на почве увлечённости магами её мужа Петра III, другие, что императрица видела в них большую угрозу из-за данной им власти, некоторые судачили и о том, что из-за мага-медикуса у самодержицы появились проблемы с деторождением. В совокупности всех причин, можно предположить, что Екатерина просто боялась магов и массовыми уголовными процессами над ними пыталась закрепить своё шаткое положение. Для осуждения магов Екатерина использовала их же уголовное право, внеся изменения о том, что отныне запрещено применять любой вид магии. Следуя Единому подушному реестру магов многие были лишены дворянства и высланы на север, те, кто продолжал практиковать магию - «проштампованы» (когда мага лишают его сил через выжигание на коже специального знака) и посажены в крепости. Смертные казни не применялись. Многие маги-академики бежали за границу - в основном, в Англию, Пруссию или Швецию (именно в этих странах маги были на особых привилегиях, хотя по своему численному количеству значительно уступали Российской Империи). Не обошёл и злой рок народников, которые были так же подвержены гонениям. В итоге, им пришлось покинуть Заволжье, в том числе и знаменитому Медвежьему Артелю. Кстати, о самой артели было почти ничего неизвестно до московской чумы 1771 года. Но именно маги из этой артели, Иона Курносый и Манефа Старая, совместно с магами-старопорядчиками (маги-академики, попавшие в опалу во времена правления Екатерины II), смогли создать снадобье что вылечило многих от чумной болезни. Впоследствии они создали несколько книг-учебников по магии природы и магии стихий, которые по сей день используются в обучении магов-учеников. Многие из них принимали непосредственное участие в Пугачёвском бунте. Те маги-академики, что ушли в подполье и организовали тайное противостояние начали называть себя старопорядчиками. Ими же и ныне именуются все маги, которые родились за правления Екатерины II. За время царствования императрицы произошёл сильнейший упадок знаний русской магии, многие труды были утеряны, самый сильный ущерб был нанесён магии зеркал. Последняя попытка магов вернуть себе прежнее положение была совершена Дмитрием Хмелёвым в 1794 году. Прибывший из-за границы молодой маг проникся заразительными идеями французской революции, рассматривая в них возможность быть магическому сообществу независимым от настроения правителя. Хмелёвым была организована настоящая подпольная сетка революционеров, которые начали свою подрывную деятельность с убийств некоторых высокопоставленных чиновников. Заговор был раскрыт дворянами Плещеевым Григорием, Алексеем Княжиным и молодым Павлом Бестужевым-Рюминым. Все трое в тайне будучи магами-старопорядчиками сумели подавить мятеж, а самого Хмелёва заточить в темницу без возможности использовать магию. Но вместо благодарности, за использование магии Плещеев, Княжнин и Бестужев были лишены дворянства и отправлены в ссылку. Последняя попытка вернуться к магии золотого века оказалась слишком радикальной даже для самих академиков. 

Серебряный век

После смерти Екатерины II на престол взошёл Павел I. Сформировавшаяся за долгие годы ярая неприязнь между матерью и сыном подтолкнула новоявленного императора к решительной ломке порядков, установленных Екатериной. Помимо административных, крестьянских и других реформ Павел I вернул и прежний статус магам. Из ссылки были возвращены Княжнин, Плещеев и Бестужев-Рюмин, все трое восстановлены в дворянстве. Императором был выдан приказ реконструировать магию в той полной мере, которой она располагала в доекатерининский период своего существования. Реконструкция заняла долгие годы, завершив свой первый этап восстановления уже при Александре I, большом поклоннике магии (аллюзия на любовь императора к мистике). К применению вернулись магические чины (за заслуги Плещееву был жалован чин великого магистра), к присвоению так же был воссоздан петровский орден для магов. В дальнейшем начали формироваться новые органы управления, в их числе министерство магических дел, разных задач департаменты, канцелярия при министерстве; в палатах магических дел при надворных и совестных судах снова начали заседать академики. Шагом вперёд стало учреждение новых учебных заведений, в том числе университета магических искусств и Крестовского института благородных девиц, при крупных университетах были основаны кафедры магии. В положении женщин так же произошли изменения - с 1798 года у прекрасного пола появилась возможность получить магическое образование, а после окончания учёбы - разрешение на практику. Народники снова вернулись в привычные места своего обитания в Заволжье. На момент 1812 года магия полностью восстановилась в своих правах, продолжая развиваться и дальше. Так, новым европейским веянием стала магия материи, ныне обсуждаемая во всех кругах академиков. Современники уже называют этот период серебряным веком русской магии. Но всё ли так хорошо, как кажется на первый взгляд?