АДМИНИСТРАЦІЯ

Мария

Леонель Б.Агнесса В.Мария П.

ПОСЛѢДНІЯ НОВОСТИ
09.06. На должность модераторов заступили Агнесса и Леонель. В разделе библиотеки появилась новая тема. Подробности по ссылке.

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Приветствуем вас на оригинальном проекте, тематикой которого является альтернативная история Российской Империи начала 19 века. В центре сюжета - магия, признанная на государственном уровне. Маги - привилегированный слой общества. Только здесь - мир Толстого и чары, Наполеон и боевая магия, поэты золотого века и волшебство!


НЕОБХОДИМЫЕ ВЪ СЮЖЕТ
Михаил ВельяминовВ.К. Константин
Ксаверий ЦветаевДарья Астафьева

ДѢЯТЕЛИ


ЛУЧШІЕ АВТОРЪ & РАЗСКАЗ


СВОД ПРАВИЛ • СЮЖЕТ • ПЕРСОНАЖИ • ЛИЦА • КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ МАТЧАСТИ, НАВИГАЦИЯ • ПОИСКОВИК • АКЦИИ

ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ » РАЗСКАЗЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ » Бал у порога перемен


Бал у порога перемен

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Место действия:
Имение Бестужевых на набережной Невы, Санкт-Петербург

Время действия:
4 февраля 1812 года

Участники:
Эпизод гостевой, участвовать могут все дворяне

«Народ, который поёт и пляшет, зла не думает»
Пышный бал в доме графа и графини Бестужевых-Рюминых. Среди приглашённых высшая знать Санкт-Петербурга и почётные гости хозяев - их друзья: Карамзин, Державин, Лобачевский, Багратион, Давыдов и другие известные личности. Так же на раут пожаловал цесаревич Константин Павлович и великая княгиня Мария Павловна, которые вместе с хозяевами открывают бал.

+3

2

Тонкие пальцы сжались на ручке веера – странно, даже на своём первом балу Анастасия так не волновалась. Может, благодаря отвару валерианы, принятому перед выездом на всякий случай, а может потому, что почти все люди там были ей знакомы.
Но здесь не Вязниковский уезд, здесь Санкт-Петербург. Столица капризна и обладает памятью настоящей светской дамы, а княжна Палецкая не успела ничем запомниться. Что же, теперь настал черёд вдовствующей княгини Холмской.
С гораздо большим удовольствием Анастасия провела бы вечер с дочерью, рассказав ей сказку или спев песню, но от приглашений в дом Бестужевых-Рюминых не отказываются. Без знакомств в высшем свете нельзя ступить и шагу, не говоря уже о том, чтобы сделать достойную партию. Впрочем, об этом Анастасия не беспокоилась совершенно: строгий тёмно-лиловый, в сумерках становящийся почти чёрным, цвет платья и фамильный гарнитур Холмских из «вдовьих камней» - аметистов, не только выгодно оттеняли её смуглую красоту, но и служили самым надёжным щитом, сообщая всем умеющим видеть понятней тысячи слов: «Храню верность покойному супругу».
Шёлк зябкой прохладой льнул к телу, княгиня поправила на плечах кашемировую, чуть светлее платья, шаль - причудливая серебряная вышивка чем-то напоминала морозные узоры на стекле и вздохнула про себя: «Сюда бы мою шубку из чёрно-бурой лисы и бокал горячего вина с пряностями. Однако же, странные у вас мысли, Анастасия Дмитриевна, лучше вспоминайте побыстрей танцы, пока вас ещё никто не пригласил, иначе предстанете перед всем светом неуклюжей провинциалкой, отдавившей ноги кавалеру».

+5

3

Мария любила балы так же сильно как и свои занятия алхимией. Граф не скупился на развлечения и считал, что в их доме всегда должно быть шумно, гостеприимно и легко. И графиня с легкостью справлялась с ролью радушной хозяйки. Залы были полны света. Вот уже как два дня Маша не сводила взгляда с прислуги и готовила дом к прибытию гостей. Было отчищено все фамильное серебро, в каждой трещинке была выметена пыль, каждая складка портьер была разглажена, а ковры выбиты. В предвкушении большого бала Марья Александровна порхала по залам словно в первый раз.
В своем платье карминного цвета она выглядела как статуэтка укутанная в легчайший шелк. Темный контрастировал с бледной кожей и выгодно выделялся на фоне черных роскошных волос, элегантно убранных в затейливую прическу. Сегодня Мария была без палантина, но прислуга в любой момент была готова подать его хозяйке, если та замерзнет. Впрочем, в зале было тепло. Переливы изумрудов сверкали на шее и в ушах графини, она обмахивалась веером, поглядывая на собирающихся, пока что, гостей.
Вечер был в самом начале. Многие еще были в пути. Все еще не прибыл цесаревич с великой княгиней. Их приезда Бестужевы ждали с нетерпением. Ведь нельзя начать бал без них. Мария вспомнила, как Анна горячо просила ей позволить взглянуть на торжество хотя бы глазком. Девочка была умна и развита не по годам, но Мари решила, что ей еще рано выходить в свет. Что не скажешь, про старших детей графа. Мари тщетно искала взглядом Софи. В последнее время их отношения стали натянутыми, и Мария никак не могла понять, отчего произошла столь резкая перемена.
Взгляд ее мазнул по статной фигуре в лиловом.
- Катерина, а кто та дама в лиловом? Я не припоминаю ее по лицу...но она кажется мне знакомой, - Мари наклонилась чуть ближе к подруге.
Графиня Ланская сощурилась и коротко повернула голову в сторону, чтобы приметить ту самую женщину, о которой спрашивала Мария. Если и был в Петербурге человек, который знал всех и вся, то это только Екатерина Петровна.
- Если зрение меня не подводит, дружочек, то это княгиня Холмская, вдова князя Холмского, - Ланская остановила на даме короткий оценивающий взгляд, ее туалет пришелся ей по вкусу и та довольно хмыкнула. - Во всяком случае во вкусе ей не откажешь, - прощебетала графиня.
- Стало быть княгиня очень молода, а уже вдовствует. Как это печально, Кэтти, - сетовала Мария. - Давай подойдем? Я хочу познакомиться с нею лично. Не знаешь, ее кто-нибудь сопровождает? - Мария плавно двинулась в сторону Анастасии.
- Не знаю, Мари, но ей явно покамест скучно, - Ланская повела плечами и мягко улыбнулась.
Шелковое платье тихо шуршало, а за собой Бестужева оставляла шлейф стойких духов.
Лавируя между редкими группами уже собравшихся, Мария остановилась у дамы в лиловом. Мягкий поклон головы и улыбка были приветствием, а после графиня произнесла:
- Добрый вечер, рада видеть Вас у себя дома. Надеюсь, я не стесню Вас знакомством? Мария Александровна Бестужева-Рюмина, можете называть меня просто Мари, - мягкие переливы звонкого голоса графини утопали в общем тихом шепоте гостей. - Позвольте Вам представить графиню Ланскую, Екатерину Петровну.
Графиня улыбнулась и слегка склонила голову в приветствии, а после открыла веер и стала обмахиваться, чтобы избавиться от аромата духов подруги, слишком стойкого, как ей казалось.

+4

4

Анастасия не танцевала довольно давно, а значит, хороший партнёр, хотя бы на два первых танца, был необходим, как воздух. Однако, его только предстояло найти и самым лучшим выходом, пожалуй, было бы деликатно обратиться к хозяйке бала – кому как не ей должны быть известны таланты мужской половины гостей.
Ангел-хранитель Анастасии сегодня явно проснулся в отменном расположении духа и решил позаботиться о своей подопечной – не иначе, как его стараниями, одной из двух дам, подошедших к вдовствующей княгине, оказалась сама графиня Бестужева-Рюмина.
- Рада знакомству, Мария Александровна, Екатерина Петровна, -  почтительное наклонение головы предназначалось, в первую очередь, старшим по возрасту. Мерцающим лиловым крылом взметнулся веер, незаметно отгоняя в сторону аромат духов – увы, соблюсти грань между изысканностью и навязчивостью запаха удавалось немногим и графиня Ланская, совершенно определённо, не принадлежала к числу счастливцев.
Что же касается Анастасии, то она предпочитала масляные духи – всего несколько капель, нанесённых на кожу перед выходом, и сейчас женщину окутывала тонкая изысканная смесь ароматов апельсина, жасмина, гардении и амбры: один из уникальных рецептов, привезённых князем Ференцем II Ракоци из стамбульского изгнания, и передававшихся в семье из поколения в поколение.
Короткое, почти незаметное прикосновение к груди сквозь ткань, там, где скрывается чуть потеплевший родовой серебряный образок Палецких, заговоренный на связь с дочерью – «ничего страшного, Олюшка, скорей всего, немного капризничает без мамы», - и Анастасия улыбнулась хозяйке дома:
- Мария Александровна, благодарю за приглашение в ваш дом и, надеюсь, что мне представится возможность выразить признательность лично Павлу Андреевичу. То, что имя и заслуги князя Холмского не забыты после его смерти, очень много значит и для меня, и для дочери.
И, если вас не затруднит, не откажите в помощи по крайне деликатному вопросу,
- Анастасия понизила голос и, не пряча искорок смеха в карих глазах, призналась:
- Последние несколько лет мне было не до танцев, и времени исправить это досадное упущение, тоже не было. Вы спасёте меня, подобрав подходящего кавалера.

+4

5

Бледное, затёртое по краям зеркало тускло передавало отражение своего хозяина в ленивом свете свеч. Приподняв начисто выбритый подбородок, Павел Андреевич отвёл руки за спину - в следующее мгновение по рукам скользнули рукава расшитого золотом мундира. Накрахмаленный воротник полностью закрыл шею, а из-под тёмно-красных обшлагов выбилась выпушка белой сорочки, которую в ту же секунду ретивый камердинер подтолкнул обратно под плотное сукно. Одобрительно кивнув камердинеру, Павел Андреевич привычно потянул за воротник в попытках ослабить его, затем взглянул ещё раз и быстро покинул комнату - внизу уже слышался мерный шум людских голосов. Хозяйка невского поместья, молодая графиня уже была внизу - освещая своим присутствием весь зал Мария Александровна плавала между гостями, даря каждому лучезарную улыбку и своё внимание. В просторном зале с дубовыми полами и выкрашенными в сусальное золото резными рамами зеркал толпились группки приглашённого дворянства. Павел Андреевич увидел множество знакомых лиц, всем кивнул и поздоровался, затем глазами попытался выискать главных гостей бала, но среди прибывших всё ещё не было великой княгини и великого князя. Дурнота не приступала, но Павлу Андреевичу стало беспокойно.
Долго в одиночестве граф не простоял - завязался разговор с Карамзиным, который с великой охотой рассказал о работе над новым томом истории России. Павел Андреевич его внимательно выслушал, задал несколько уточняющих вопросов, пожелал плодовитости в работе, а напоследок пообещал стать первым читателем нового труда Николая Михайловича. Его супруга одарила хозяина поместья благодатной улыбкой и Павел Андреевич приободрился.
Выискав пытливым взглядом свою супругу, граф поспешил присоединиться к разговору Марии Александровны с юной дамой тонкой наружности. Опалив её быстрым осмотром лица, Павел Андреевич нашёл даму очень знакомой. В то же мгновение девица закончила свою реплику просьбой найти ей достойного кавалера в танцах. Граф выдержал необходимую паузу, давая возможность даме дополнить свои слова, а затем почтительно кивнул ей в знак приветствия.
- Анастасия Дмитриевна, Вы пришли, - замечание было высказано с максимальной вежливостью, - как Вам моя супруга? Уже успели оценить её доброту по достоинству? - Павел Андреевич захрипел в непритворном смешке, оставляя между дамами мгновение неловкости, - за кавалеров не беспокойтесь, сегодня наш бал должно посетить множество достойных джентльменов. Среди них будут и наши с Марией Александровной старшие сыновья. Вы с ними знакомы? Алексей и Андрей, оба состоят на службе, - в голосе заскользила неподдельная гордость.
Пока шла светская беседа в зале прибывало. Под окнами шумели экипажи, в углу тихо завёл мелодию небольшой оркестр. Обеспокоенно вглядываясь в выход из зала Павел Андреевич ожидал увидеть знакомые венценосные лица. Приобняв жену за талию, Павел Андреевич наклонился к уху Марии Александровны и громко зашептал, перебивая посторонний шум.
- Они ведь ответили согласием? - На всякий случай граф переспросил, чтобы увериться в своих возможных опасениях. Но не успела графиня ответить, как Павла Андреевича отвлёк один из лакеев.
- Прибыли-с, Ваше превосходительство.
Мгновением позже Павел Андреевич узнал лица почётных гостей среди толпы. Извинившись перед Анастасией Дмитриевной и взяв мягкую ручку Марии Александровны себе под рукав, граф направился прямиком к княгине и князю.
- Очень рад приветствовать вас в своём доме! - Павел Андреевич склонил голову в поклоне.

+5

6

И вскоре будет весенний день,
И мы поедем домой, в Россию...

До весны было ещё далеко, но это не имело никакого значения. И пусть в Париже сейчас явно теплее. И пусть на тамошних балах пруд пруди всяческих королей и королев, ставленников известного лица в треуголке. И пусть он был с этим известным лицом на короткой ноге. Ничего, совсем ничего на свете не могло и не может сравниться с город на Неве. И пусть временами она удивительно похожа на Сену — или наоборот.
Одним словом, молодой полковник Чернышёв был абсолютно, незамутнённо счастлив. Сияло всё: стосвечная люстра в доме Бестужевых, серебряное шитьё свитского белоснежного мундира Кавалергардского полка, золотая канитель эполета, крученый шнур аксельбанта и мечтательная, почти влюблённая улыбка этого самого молодого полковника.
Несомненно, его самолюбие грела почётная и весьма опасная миссия, но возвращение домой на короткий срок перекрыло амбиции и заставило замолчать честолюбие. Этим вечером Чернышёв собирался мило болтать, танцевать, пить шампанское и улыбаться дамам исключительно по собственному желанию, а не потому что чей-то супруг — перспективная личность. Приподнятое настроение — да что там, настоящая эйфория! — держалась с самого приезда, то есть уже недели две на удивление стабильно, но кто будет задумываться о таких мелочах? Петербург, снова Петербург!

Чернышёв появился в доме Бестужевых практически сразу после августейших особ — и искать хозяев, чтобы засвидетельствовать им почтение, долго не пришлось. Раскланявшись с графской четой и отпустив Марии Александровне букет комплиментов, молодой полковник присоединился было к радостному возбуждению, которое наступает перед первым танцем, но... графиня Ланская действительно впечатлилась просьбой такой молодой вдовствующей княгини Холмской. А Чернышёву графиня Ланская приходилась дальней родственницей со стороны матери, вот какое любопытное совпадение. Собственно, Екатерине Петровне и говорить-то особенно ничего не надо было, только пройти рядом и указать взглядом на молодую даму в лиловом. И улыбнуться. И получить ответ — два пальца к виску, шутливый полупоклон.
Что бы про Чернышёва там ни говорили, но вид одинокой женщины вызывал в нём яростное чувство вселенской несправедливости. И эту несправедливость нужно было устранить — решительно и бесповоротно.
— Анастасия Дмитриевна, — ласково пропела известная сваха, графиня Ланская, — позвольте представить вам полковника Александра Ивановича Чернышёва, флигель-адъютанта Его Величества. Александр Иванович, прелестная княгиня Холмская.
Флигель-адъютанту Его Величества оставалось только поклониться прелестной княгине Холмской. И соображать в ускоренном порядке, откуда он знает эту фамилию и кого ему напоминает это лицо. Прикрыв веером улыбку и лукаво подмигнув молодой княгине, Екатерина Петровна растворилась в нарядной толпе, как сказочный джинн из восточных легенд. Завидное умение! И жизненно необходимое в высшем свете.

— Анастасия Дмитриевна, не откажите мне в удовольствии пригласть вас на полонез, — Чернышёв, до которого наконец-то дошло, улыбнулся весьма и весьма протокольно, но потом не выдержал, усмехнулся свободнее, подал молодой княгине руку: — Ваш брат, князь Палецкий — мой хороший приятель, но до этого момента я был лишён счастья знать вас. Хорошо, что это досадное недоразумение разрешилось так приятно! Как вам нравится сегодняшний вечер? Готов заключить пари, ни один парижский праздник не выдержит сравнение с балом Бестужевых!
Насчёт хорошего приятеля это он, конечно, загнул, но ведь русские офицеры не просто приятели — это же целое братство! Тем более, что Чернышёв говорил все эти любезности абсолютно искренне: бал прекрасен, дама прекрасна, её брат — лучший человек в мире.
Всё-таки какое счастье — быть снова дома и не готовиться ни к каким отъездам, не дурить никаких Наполеонов и не расшаркиваться ни с какими маршалами. Словом, полное и всеохватное счастье — таким хочется делиться со всеми.

+5

7

Сонечка любила балы и развлечения, кажется, более всего на свете. Пожалуй, ради этого стоило на время забыть о собственных заботах и переживаниях, перестать вести себя как капризная девочка и с нетерпением дожидаться события. Лучшее светлое платье по последней моде, убранные наверх светлые волосы, тонкий трепещущий веер в руках - Софи казалась милым невинным юным ангелом среди гостей. Только родные знали, что на самом деле в сложной прическе прячутся рожки, а из под подола платья застенчиво выглядывает хвост с кисточкой как у самой настоящей чертовки. С Марией Павловной Сонечка не хотела встречаться и общаться, слишком в разных мирах они нынче жили и разным интересовались. Молодость кружила дочери Бестужева-Рюмина голову и провоцировала на неприглядные поступки. К примеру, полностью занять внимание собственного брата, чтобы никто не посмел даже взглянуть на него перед первым танцем. Казалось бы, простой девичий каприз, которому можно не потакать, но вот она уже с довольным видом прогуливается с Андреем под руку, предварительно коротко и насмешливо взглянув на Алексея, которого практически лишила общества брата.
- Я думаю, со мной тебе будет интереснее, чем с ним - тихонько проговорила Соня, скрывая лицо веером и поглядывая из-за него на гостей любопытным взглядом. С кем-то она была уже ранее знакома, кого-то видела впервые, но любое новое знакомство живо привлекало ее внимание и лицо девушки озарялось милой улыбкой приветствия. Самым нужным людям ее может представить отец или брат, которые явно знали всех гостей куда лучше нее и в лицо. С собственным обучением она пропускала часть светской жизни к своему глубокому сожалению.
- Первый танец - мой, не забудь. Та милая дама, на которую ты смотришь, успеет станцевать с тобой потом. - на лице Сонечки на мгновение появляется красноречивое недовольство на Андрея, но затем снова меняется на доброжелательное и милое. Она чуть сильнее сжимает локоть брата, но почти сразу же расслабляет пальцы, слегка поглаживая место быстрого захвата. Будто извиняется за собственную несдержанность и легкий укол ревности.
Легкие звуки музыки заставляют Софью улыбнуться и взглянуть туда, куда направлялись папенька и маменька.
- Это князь и княгиня? - тихо спрашивает она Андрея.
- Как ты думаешь, нас тоже с ними познакомят? - главное не смотреть слишком откровенно в ту сторону и стараться вести себя достойно, но как тут удержишься, когда любопытство берет верх и никак не желает так быстро утихнуть?

+6

8

Пестрые платья, теплые огни наполнили огромный бальный зал. Андрей  не слишком торопился успеть приехать первым, впрочем это было лукавством так говорить об Андрее. Он с самого утра был сам не свой, расхаживая по комнате взад и вперед, влезая во всевозможные разговоры и дела, в которых прежде не участвовал. Все вокруг дивились его крайней разговорчивости и веселости в это день. А дело было отнюдь не в том, что он встал с той ноги, или выспался, или приснился ему хороший сон, напротив, сон был у него тревожным и неприятным. На нем сказывалось волнение и ожидание предстоящего вечера.
Андрей любил балы, любил, когда вокруг было много людей, их улыбки и счастье, жаль, что в большинстве своем оно было напускным. Маски, маски, маски. Зачем людям еще одни маски? Ведь они итак не показывают себя такими, какие есть на самом деле. За что он любил своих друзей - за искренность и прямоту, за то, что им маски на этом маскараде как раз-таки были нужны.
Впрочем, сегодня масок быть не должно, по крайней мере тех, что видно.
Чем ближе они приближались к дому, тем тише становился Андрей, тем меньше слов срывалось с его уст. Молчаливому человеку легко скрыться в толпе, шумной и безликой. Однако от него же все ждут совершено противоположного - он должен разговаривать, улыбаться, радовать окружающих, поэтому в дом он практически вбежал, уже широко улыбаясь.  Прежде чем уходить на растерзание дамам, руководить их оркестром из разнотонального смеха, он быстро нашел в толпе своих родителей, но подойти к ним не успел, потому что его вездесущая сестрица выловила его из толпы. Это она только делала вид, что хочет Андрея от всех девушек забрать, на самом деле ей самой было страшно находиться здесь одной. Шутка ли - столько красивых дам и кавалеров, столько высокопоставленных лиц, рядом с которыми надо терять сознание.
Андрей же  ожидал только одного - появления молодых барышень. Однако это не было каким-то малодушным оцениванием пришедших и выбором партнерши для танца или жертвы для обольщения. И все же все выворачивалось именно так, что Андрей был в списках некоторых девушек, с кем они будут танцевать на балу, у некоторых всегда был один пункт "на всякий случай", и Андрей им, бывало, пользовался.
Первый танец - мой, не забудь. Та милая дама, на которую ты смотришь, успеет станцевать с тобой потом. - он улыбнулся в ответ сестре, не глядя на нее, а потому эту улыбку могли поймать все желающие и записать на свой счет. Ему не жалко - а у кого-то поднимется настроение.
-Конечно же, лучше на балу танцевать с братом, чем с кавалером, а то вдруг он будет наступать на ноги, или от него будет неприятно пахнуть, или он ненароком чихнет во время танца и испачкает твое лицо, - все с той же милой улыбкой проговорил Андрей. Кажется, как только она пойдет танцевать с кем-то, эта картина всплывет у нее перед глазами и испортит танец она. Соня никак не умеет сдерживать свои эмоции, особенно, когда волнуется.
-Так, пойдем да спросим, - решительно сказал он, уводя Соню к родителям. Возможно, это будет чрезмерно нагло, но это ведь бал - здесь не нужно рапортовать.
-Уж не обо мне ли так широко улыбаясь, Вы разговариваете? - подойдя ближе, улыбнулся он. Соню втягивать в это нельзя, она должна смиренно молчать и стоять рядом. Дай Бог, чтобы так и получилось.  Он выказал свое почтение и матери, и отцу, правда последний всегда заставлял Андрея улыбаться чуть меньше и сдержаннее одним лишь взглядом. Тем не менее люди всегда отвечают улыбкой на улыбку, и Андрей решил подарить ее сиюминутным собеседникам родителей. Он не был хозяином этого дома, а потому не нуждался в том,чтобы пройтись по всем гостям и поздороваться со всеми.
-Батюшка обязательно меня потом отругает за мою дерзость,  надеюсь, вы меня тоже простите, - почему-то ему всегда хотелось извиняться в присутствии отца, если с ними был кто-то еще. Всегда был вопрос - что не так? Что не так сделал или сказал? Вот и сейчас он был уверен, что он снова ошибся, а потому нужно было скрыться с глаз долой, и он, повторно извинившись, отошел. Скорее бы пришел Алексей, который отнял бы внимание родителей.

+6

9

   Петербург!
   Прекрасный, удивительный город.
   По-настоящему оценить его красоту можно только оказавшись вдали от северной столицы. Когда Мария успела отвыкнуть от этого величия, от снежной петербургской зимы, от русской речи… да, мало ли отчего ещё?
   Маша не лила горьких слез, уезжая из России, она предвкушала новую, богатую на события жизнь, ей некогда было тосковать. Но с момента, как было принято решение ехать в Петербург, Марию не покидало чувство страха. Вдруг она окажется чужой на родине? Вдруг всё слишком изменилось?
   Эти мысли не оставляли княгиню, ни на пути по заснеженным дорогам в столицу, ни во время сборов для первого большого выхода в свет, ни в карете, везущей княгиню в сопровождении цесаревича на бал к Бестужевым.
   - Маша! -  княгиня оторвалась от созерцания снежных хлопьев и повернулась к брату, - ты выглядишь, как взволнованная институтка перед первым балом.
   Константин рассмеялся, он явно был в отличном расположении духа.
   - Что так заметно? – цесаревич накрыл руку княжны своей ладонью и ободряюще пожал.
   В следующую минуту экипаж повернул и вскоре остановился. Приехали. Мария Павловна предпочла бы, чтобы путь продлился ещё немного. Хотя не факт, что и этого времени оказалось бы достаточно для того, чтобы поймать надлежащее для бала настроение. Княгиня вышла из кареты, набрав полную грудь морозного вечернего воздуха.
   - Надеюсь мы не заставили ждать себя слишком долго, - цесаревич в ответ на замечание сестры лишь небрежно пожал плечами, его мало заботили подобные пустяки.
   - Ваше императорское Высочество… Ваше императорское… - услужливые, хорошо вымуштрованные лакеи проводили важных особ в зал.
   Константин Павлович взял сестру под руку и что-то тихо шепнул на ухо. Маша не смогла разобрать, что именно, но автоматически улыбнулась. Сегодня ей предстояло много улыбаться, ведь на балу положено быть веселой. Это она ещё не успела забыть.
   Зал был роскошен, гости блистательны, юные прекрасные девушки, статные галантные кавалеры… Мария Павловна давно отвыкла от великолепия петербургских балов, в Веймаре они проходили, куда реже и с гораздо меньшим размахом. Понадобиться немного времени, чтобы вновь освоиться.
   Княгине хотя бы не приходилось переживать за свой внешний вид. Простое темно-бордовое платье, сшитое по парижской моде, незадолго до отъезда в Петербург, длинные, выше локтя перчатки в тон, волосы убраны назад в несложную, аккуратную прическу. Ничего вычурного, обольстительного или кричащего. Как любила говаривать машина бесподобная воспитательница Шарлотта Карловна: императорской дочке не нужны побрякушки, чтобы выделяться в толпе. Только маленькая брошь, инкрустированная редким черным жемчугом, достаточно крупным, чтобы стоить целое состояние, могла указать внимательному гостю на богатство и статус молодой женщины. Хотя сама Маша главным украшением назвала бы своего спутника. Любимый брат, высокий, статный цесаревич магнитом притягивал внимание противоположного пола, где бы не оказывался. Входить в бальный зал под руку с таким мужчиной было по-женски приятно, даже будучи сестрой, а не супругой или суженой.
   А вот и хозяева торжества. Граф с холодным взглядом и военной выправкой и его супруга, как показалось Маше, женщина наделенная совершенно неправильной, дьявольской красотой. В темные века в Европе за такую внешность её бы сожгли на костре, как ведьму. Так она и есть ведьма, - неожиданно осенило княгиню. Маша почти забыла, что Бестужев не просто государственный деятель, а министр магических дел, и его жена также обладает Даром. Ещё одна вещь от которой можно отвыкнуть, живя в Европе, то как несложно в России повстречаться с целым магическим семейством.
   - Благодарю за приглашение, Ваше Сиятельство. Прошу простить нас, если мы заставили ждать себя слишком долго.
   Обмен любезностями прервала пара молодых людей, княгиня не смогла сдержать улыбки, услышав довольно дерзкое замечание юноши. Интересно он знает, что перед ним те самые высокие гости, без которых не начинают бала?
   - Представьте нас, Павел Андреевич, - попросила княгиня. Искренняя выходка молодого Бестужева подняла княгине настроение и позволила хотя бы отчасти сбросить с плеч тот груз неловкости, давивший на Марию Павловну с момента прибытия в Петербург.

+6

10

- Павел Андреевич вскорости спустится к нам, - улыбнулась графиня. - Благодарю за теплые слова. Я в свою очередь очень надеюсь, что вы будете бывать у нас как можно чаще. Двери нашего дома всегда открыты, - утвердительно легко кивнула Мари.
И будто в подтверждение ее слов Паша оказался рядом. Мария благодарно улыбнулась мужу и раскрыла веер, чтобы немного освежиться.
- Да, вам просто необходимо познакомиться с ними, блистательные молодые люди. И я уверена, что их ждет большое будущее, - Мари перевела взгляд на Пашу, который так и светился от гордости на своих старших мальчиков.
Он любил своих детей, не разделяя их. Всех одинаково, только с разным подходом. К кому-то был, определенно, более строг, а к кому-то лоялен. В основном это касается дочек. В особенности самой маленькой - Анна была любимицей всего дома и любой, кто приходил к Бестужевым и был знаком с юной Анной Павловной отмечал, что девчушка к своим восемнадцати вырастет настоящей красавицей, на зависть всем другим леди и на радость кавалеров. Ланская даже как-то пошутила, что Павлу Андреевичу придется не на шаг не отступать от дочки, когда она вступит в тот возраст, в котором ей будет прилично дебютировать на балу.
- Они ведь ответили согласием? - Паша склонился к ее уху и громким шепотом, не скрывая волнение спросил про Великую Княгию и ее брата.
Но Маша не успела даже кивнуть, так как подоспел лакей, который и уведомил, что важные гости прибыли, а это означало, что непременно стоит их встретить.
- Просим нас простить, Анастасия Дмитриевна, но вынуждены на время откланяться. Екатерина Петровна, - обратилась она к Ланской прежде, чем Паша успел увести ее мягко за собой, - вы ведь позаботитесь о том, чтобы наша юная гостья не скучала сегодня в одиночестве? - спросила она подругу и получила ответ легким кивком головы.
- Господи, Паша, я волнуюсь как маленькая девочка, - улыбнулась она и шепнула это мужу на ухо, не выпуская из виду статную пару, вошедшую в зал.
И все таки он, Мария Александровна была тут полноправной хозяйкой. Так что ей не пристало нервничать и волноваться. Вечер был выверен до мельчайших деталей. Музыка, угощения, напитки - она позаботилась обо всем и даже сверх того. Ничего не должно было произойти в этот волшебный вечер.
- Что вы, Ваше Высочество, мы очень рады, что вы нашли время посетить наш скромный бал, - Мария мягко улыбнулась вначале одному, а после и второму важному гостю.
И вдруг, откуда не возьмись, в их разговор бесцеремонно вторгся Андрюша. Подле него смиренно и молча стояла Софья. Мари вначале похолодела. Какая бестактность! Но долго злиться на детей она не могла, только вот переживала за реакцию супруга, который мог сейчас все обернуть в одну сторону, которая не уронит репутации, а после, устроить настоящий разнос и сыну, и Софье, которая просто попадется под горячую руку отца.

+4

11

Чувство напряжения было известно Павлу Андреевичу как никому другому, но сегодня, в зале полном софитов и именитых гостей оно не ощущались. Взамен этой эмоции наступило подленькое волнение, от которого в очередной раз хотелось как можно сильнее вывернуть плечи и расстегнуть тугой воротник мундира. Но по продолжению руки графа чувствовались и переживания Марии Александровны, которая с присущей ей девичьей моложавостью подтвердила эти наблюдения быстрым шепотом. Павел Андреевич мягко сжал её руку в своих ладонях, приободряя скромным, но многозначительным жестом.
По мужски любопытно граф рассмотрел княгиню и нашёл её таковой, которую украшает в первую очередь её статус - внешне она не блистала той многозначительной красотой, которая досталась её сестре Екатерине, но на общем плане выделялось непомерное благородство и голубая кровь - Павлу Андреевичу показалось, что если великую княгиню царапнуть - из ранки обязательно польётся лазоревая жидкость, но никак не красная. Оторвав свой взгляд от Марьи Павловны, граф заметил, что его супруга с таким же любопытством рассматривает великого князя Константина. Самому Павлу Андреевичу князь любопытен не был - он с ним уже встречался и был хорошо знаком.
- Без вас бал и не начинался, - Бестужев оторвался от своих размышлений и вернулся в разговор, но чтобы не польстить, а просто установить факт - в зале не было ещё ни одной танцующей пары. Пожалуй, именно с этого и стоило начать, пронеслось в мыслях у Павла, - пригласить княгиню на первый танец и дать остальным гостям возможность без зазрения совести и нарушений этикета приняться за исполнение программ из девичьих бальных книжечек. Но планам помешала молодецкое нахальство, которым запахло ещё за несколько мгновений до прихода Андрея. Самодовольный, пышущий улыбкой и типичным для себя охальничеством, Андрей встрял в разговор между родителями и высокопоставленными гостями самым наглым образом. Павел Андреевич посмотрел на сына не сразу - сначала стушевался, опустил взгляд на пол - пожалуй таким образом собирался с нервами, чтобы не треснуть Андрея куда-нибудь в темечко. Урезонив первые порывы, граф поднял свой взгляд на сына и заставил себя хотя бы не выглядеть злым. Тут же за спиной Андрея показалось любопытное личико Софьи.
- Мой средний сын Андрей, поручик Павлоградского гусарского полка, - Павел Андреевич освободил руку от ладони Марии и приобнял сына за плечи, представляя его по большей части князю Константину, ежели княгине, - ...и моя дочь Софья, воспитанница Крестовского института, - на дочку граф просто посмотрел и в следующее мгновение она присела в реверансе, - также среди гостей находится и мой старший сын Алексей, но среди остальных моих детей он отличается особым чувством такта, - на этой фразе Бестужев многозначительно хлопнул Андрея по плечу, и если бы не музыка - удар был бы слышен всем.
- А теперь позвольте пригласить Вас на полонез, Ваше Высочество, - Павел Андреевич мягко кивнул супруге, которой в пару достался цесаревич Константин, а сам протянул руку Марии Павловне, завлекая княгиню в танец. По совершенно невообразимому чутью, музыканты тут же завели привычный такт полонеза, захватывая внимание гостей началом бальной программы.

+5

12

Увы, общение с хозяином бала для Анастасии ограничилось лишь парой светских фраз – благодарностью за приглашение и уверением в том, что она будет весьма рада знакомству с младшими Бестужевыми, которые, несомненно, являются достойными сыновьями и гордостью отца.
Павел Андреевич и Мария Александровна поспешили приветствовать высоких гостей – бал почтили своим присутствием цесаревич и великая княгиня Мария, - а рядом с Анастасией появилась графиня Ланская. Кажется, она весьма серьёзно и близко к сердцу восприняла просьбу вдовствующей княгини, поскольку оказалась не одна: Екатерину Петровну  сопровождал темноволосый военный в ослепительно-белом мундире кавалергарда – не ровесник, скорее, на пару-тройку лет старше Анастасии. Представив молодых людей друг другу, графиня исчезла столь же незаметно, как и появилась – столь необычный дар невольно наводил на мысли о магии.
Миг растерянности, впрочем, не отразившийся на лице – перед глазами Анастасии мелькали листы, исписанные крупным чётким почерком брата: «да, это имя Михаил, в самом деле, упоминал. Нечасто, но всё же…» – и княгиня улыбнулась.
- Очень рада знакомству, Александр Иванович, - вкладывая руку в ладонь мужчины, – и постараюсь вас не разочаровать. Вечер, - женщина чуть помедлила, подбирая эпитет, – ослепителен. Я не была в Париже, так что сравнивать не могу, хотя, в некотором роде, обязана этому городу жизнью: родители познакомились именно там.
А наше с вами знакомство могло бы произойти при совсем других обстоятельствах. Михаил уже год как грозится нагрянуть ко мне в Покровское, во время очередного отпуска, да не один, а вместе со всеми своими друзьями, ещё не связанными узами Гименея. Пока что мне удавалось отговорить его от этой безумной затеи: всё же от Петербурга до Владимирской губернии – отнюдь не ближний свет, но теперь раз уж я здесь, боюсь, брат исполнит своё намерение.

+2

13

Довести Maman до такого бледного состояния за доли секунды. Боже, он ужасный сын! Кажется, он и правда совсем нехорошо сейчас себя ведет по отношению не столько к княгине, сколько к родителям, которые с таким трепетом относятся к балу, который проходит у них в доме -как старательно здесь все готовили - а испортит все болтовня и глупость Андрея. К сожалению, такие умные мысли к нему приходят лишь спустя некоторое время. Он пробежался взглядом по лицу Maman, хотел было сразу извиниться, но тогда выглядел бы еще глупее, а пока отец его подставлял, пришлось столкнуться взглядом и с княгиней, правда мимолетно.
"Не зла", - совершенно по-детски подумал Андрей, но кто ж разберет их? Они с неколебимым лицом признаются в любви, они с улыбкой отправляют на эшафот. Нельзя было утверждать наверняка. Однако отец был опытнее и умнее, а потому Андрей правильно рассудил, что натворил делов одним только своим появлением, когда отец похлопал его по плечу. И если бы он он старался держаться прямо и был чуть слабее, то влетел бы прямо в княгиню, но он выстоял под этим напором. Лучше с батюшкой взглядами было не сталкиваться.
Естественно, что он не мог не похвалить Алексея. В очередной раз. Но так нельзя! Его здесь даже нет, а перед княгиней он уже в лучшем свете! Наверное, потому так и вышло, потому что Андрей нарушил Бог знает кем придуманные правила. Ничего, Великий Император Петр тоже нарушал. "Но ты не Император, тебе такого не простят", - снова заговорил с ним голос разума. У Андрея никак не получалось стать лучше и правильнее. Он слишком часто решал все сердцем и душой, а не тем, что у него в голове. Вот Сонечке захотелось познакомиться с княгиней, вот он и привел ее сюда, пожертвовав своей репутацией, хотя он и не делал таких акцентов в своих мыслях. Его больше всегда давило это сравнение - Алексей тактичнее, умнее, старше, да и магией владеет, как и все в этой семья -а Андрюшенька у нас дурачок, средний,  такой- бегает где-то все, смеется, веселится, а думать не умеет, тактом не обладает. "Зато тактику знает", - мог бы он себя оправдать, но настроение было подпорчено одной лишь фразой, которая была сказана даже не ему.
Они с соней чуть отошли, чтобы позволить родителям и гостям уйти в танец. Говорить что-либо уже не следовало, иначе он снова что-то такое скажет, отчего  Maman упадет в обморок, а батюшка его выпорет.
-Прости, что так вышло, - извинился он перед Соней наконец. - Софья Павловна, подарите мне танец в знак прощения? - он развернулся к ней и лучезарно улыбнулся, как будто ничего и не произошло. Не вгонять же ее в тоску? Он не мог себе такого позволить. Молодая девушка должна танцевать, должны смеяться и радоваться, а не переживать.

+3

14

Истинна сложная вещь - в прошлом о ней писали святые-пустынники в библии, нынче толкую сотни метафизиков и моралистов, да только все равно поймать и определить абсолютную правду человек не способен. Уж слишком далеки мы от таких крайностей, впрочем, как и от любых других - зло или добро, жестокость и ласка, сие для нас, людей, лишь слова, которые порой используются для того, чтобы охарактеризовать поступки. Ведь строгий мужчина или хитрая женщина - это прежде всего люди, а где вы видали, чтобы мы были однозначно злыми или добрыми, нет, жизнь наша подобно мольберту с плеядой различных красок. Мы все перемешиваем в себе, запутываемся и, что самое главное, нас сие полностью устраивает, ведь как бы не гнались мы за бесконечно большим или бесконечно малым, но нет ничего ценнее той середины, в которой оказался человек.
И имя ей - свобода.
Свобода веры, свобода жизни, свобода во всем, пусть и обстоятельства часто занавешивают варианты да выходы тяжелой портьерой. Но они есть.
Вот, к примеру, продолжая тему о добре и зле, Иван Фёдорович Паскевич - человек открытого и доброго сердца - всегда имел выбор: воевать или же нет. Но ему хотелось быть полезным, хотелось служить своей родине и государю, а потому он убивал других людей на смерть, ведь они турки, они враги. Можно ли назвать это злом? Пожалуй, да, но за это зло в огромной стране убийце вручают медали, хвалят и отличают - явный пример, запутавшегося человечества, которого все-все устраивает.
Однако, в жизни Ивана были и менее прозаичные выборы.
- Стало быть, ты тоже едешь к министру? - спросил, сидевший на софе Меншиков, покачивая ногой. - А меня не пригласили, представляете? - повеса любил поскоморошничать без всякого на то повода, а потому гости четы Строгановых - все как один военные - заулыбались на лишнюю эпатажность генерала. - А тебя, тебя, Иван, за что позвали-то? - ответ его настолько мало волновал, что еще до конца фразы столичный красавец махнул рукой. - Впрочем, не отвечай, знаю. Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь будет-с там, а он военных чтит и выше дворян, и выше магов, и даже...
Меншиков, мерно отчитавший титул Константина, понял, что заговорился и чуть не сболтнул лишнего, однако, на смену оратору пришел Платон Зубов, недавно вернувшийся из-за границы и теперь втягивавшийся в столичную жизнь, а вернее ища опоры у первых друзей императора в лице того же Строгонова.
- И что же, вы поедете Иван Фёдорович? - спросил он с тонкой улыбкой учтивости, смотря лукавым медовыми глазами прямо из-под длинных (каких-то даже женских) ресниц.
Иван, все это время глядевший на друга с двояким выражением - то ли строгим, то ли веселым - повернулся к графу и, кивнув коротко, спокойно ответил в своей исключительной полудерзкой манере:
- А как же. Всенепременно поеду, тем более, там командир моей колонны быть обещался, - Иван намекал на Багратиона.
Удивительно, как быстро меняется жизнь, а вернее незаметно, еще только пять лет назад мужчина и помыслить не мог, что вновь окажется в фаворе у императорской семьи, однако, война, победы и храбрость вознесли его до таких придворных высот, что иным графам да князьям и не снилось.
- Тогда я, пожалуй, с вами, - произнес с легкой задумчивостью Зубов, который явно тоже был в числе приглашенных, хотя с его статусом сие и не удивительно.
Меншиков цокнул языком да руками всплеснул, чтобы уже через секунду ударить себя по коленям и встать с софы.
- Ах, господа, позвольте я уж тогда лично вам экипаж заложу, дабы хоть сколько-нибудь малую полезу обществу оказать, - он заиграл в воздухе руками и расшаркался сначала одной ногой, потом другой.
Зубов, совершенно не знавший эксцентричного характера Меншикова, похмурился. Подобное поведение можно было легко воспринять, как оскорбление, благо, что он заметил улыбки на лицах собравшихся офицеров, смекнув, что граф просто кичится да шутит.
- Подкову левую проверь, - сказанул вдруг усмехнувшийся Иван, не сдержавшись.
Улыбки стали шире, а кто-то и вовсе засмеялся - было видно, что это какая-то "своя" шутка, на которую повеса отреагировал моментально.
- А вам, милостивый государь, в карете чай не гарцевать!


Распрощавшись с вечером Строгановых, Зубов и Паскевич отправились в крытом экипаже на бал Бестужевых-Рюминых. Старушка зима еще не отпускала Петербург, который слепил взгляд заснеженными мостовыми да периодическими снегопадами, разумеется, сейчас уже было не то время суток, да и заместо ясного неба было - весьма привычное для жителей столицы - серое. Поэтому Иван, изредка поглядовавший то на перчатки, то на заклепки обшлага, задумчиво изучал улочки да перекрестки. В голове его царил настоящий штиль и лишь изредка какие-то случайные мысли вспыхивали в нем, как то: как умудрился Меншиков найти общий язык с Княжиным, почему Аракчеев в Москве, а не в Петербурге и как зовут младшего Бестужева - одним словом, никакой важности в сих мыслях не было, но Паскевич намерено усиливал бесмыслицу, потому что не желал думать о по-настоящему важных вещах.
Слишком уж он запутался в своей жизни, чтобы в ней разбираться.
"Кажется, Андрей" - наконец, сработала память аристократа, выловив имя поручика из головы, хотя Иван так увлекся, что не заметил, как сказал сию мысль вслух.
- Что? - переспросил, повернувшийся на голос, Платон, который так же смотрел в окно, придерживая шторку двумя пальцами и в этот момент отпуская её.
Иван неуклюже улыбнулся своей веселящей душу улыбкой и качнул головой, говоря при этом:
- Да, я вспоминал детей Павла Андреевича, забыл как младшего его звать.
Граф кивнул с понимающим лицом и тут же спросил все с тем же слащавым голосом учтивого незнакомца:
- И как же?
Было видно, что спрашивает он токмо из какой-то врожденной боязни манкирнуть уважением к генерал-майору. Качество для придворных очень свойственное. Иван, еще у Строгановых понявший для себя, что этот человек испытывает сильное презрение к людям, принялся мысленно себя ругать за то, что невольно затеял разговор с этим светским львом. Однако, мысли его нисколько не отражались с действиями.
- Андреем, если ничего не путаю, - о юноше он только вскользь слышал от своего знакомого Плещева.
- Да-да, что-то припоминаю, - протянул Зубов все так же дежурно. - Служит? - вновь озадачил Ивана вопросом граф.
- Сейчас все служат, Ваше Превосходительство.
С последним словом своим вздохнув, мужчина, капельку побледнев в лице, приготовился развлекать своего попутчика, хотя ни одному, ни другому это и даром не сдалось. Но этикет обязывал, как и положение.


Уже набегал вечерний холодок, когда Иван и Платон вышли из экипажа у крыльца дома Бестужевых-Рюминых. Снег здесь был расчищен, а холеные лакеи вышли на встречу господам, принимая от них пальто да шапки. Невзирая на то что Зубов являлся по чину военным одет он был в светское и заместо уголки вручил слуге соболиную шапку, сам же Паскевич щеголял генеральским мундиром, хотя эполеты по бальному были свитскими. Чулки да туфли заставили мужчину поспешить поскорее в дом, во всех окнах которого горел свет.
- Кажется, мы немного опоздали, - заключил тихим шепотом Зубов, незаметно поправляя перчатку и входя в необъятно просторный зал.
Замечание его было справедливо, уже вовсю танцевался полонез и новоприбывшие не могли поприветствовать ни хозяйку, ни хозяина, которого уже выхватил цепкий взгляд Ивана. Павел Андреевич танцевал с Её Высочеством, следуя в мерных пируэтах за Цесаревичем и его партнершей.
- Да, похоже что так, все граф с его шутками, - неторопливо произнес Паскевич, тряхнув правой рукой да пальцы размяв.
Прибывшие отошли к ближайшей стене, где группками стояли те, кто не танцевал. Взмахи вееров, блеск драгоценных брошек и роскошь, роскошь, роскошь - весь зал буквально-таки пропах богатством, хотя сам Иван в обители министра магии рассчитывал увидеть нечто необычное и выдающееся: играющие сами по себе инструменты или хотя бы летающие подносы с вином. Но нет. Консервативный маг, когда-то участвовавший в подавлении восстании Хмелёва, явно не стремился поразить гостей каким-то чудесами да трюками. "Впрочем чего я ожидал, не в цирк приехал" - мелькнула мысль в голове Паскевича и он прошелся большим пальцем левой руки по усам. Взгляд его, не нашедший Багратиона, теперь с любопытством всматривался в монаршьи лица. В бытность пажем и адъютантом Павла ему доводилось видеться с Константином и Марией, но если первый ему практически приелся, то вот Великая Княжна интересовала, ибо за эти годы она сильно изменилась и, пожалуй, внешне очень похорошела, вступив во вторую женскую молодость и одаривая теперь присутствующих той самой русской красотой, которая была так многими до страсти любима. Невольно Иван задумался о том, зачем Великой Княжне посещать Россию в такое время, но истинного ответа он, конечно же, найти не мог.

+1

15

Что нравилось Сонечке в Андрее - так это схожесть мышления, которую он мог подхватить и реализовать во что-то, на что сама девушка не решалась. Вот и сейчас, когда он подхватил ее под руку и направился прямиком к княгине, Соня даже не попыталась его остановить, ведь в душе она сама желала того же. Андрей улыбался с самым шкодливым видом, Софья тоже не сдерживала улыбки ровно до тех пор, пока не столкнулась со взглядом отца. Ни ему, ни Марии Павловне подобная выходка явно не пришлась по душе и дети рисковали бы получить взашей... Если бы не благосклонность княгини. Сонечка присела в красивом реверансе и искренне улыбнулась такому приветствию. Нужное знакомство, хоть и навязанное, уж точно может запомнится,  а благодаря чему - дело десятое.
Ах, и конечно же, как было не упомянуть в разговоре Алексея и не поставить его в пример детям! Конечно же, отца больше устраивал тот, кто походил на него и протоптался бы до конца бала в ожидании, пока на него обратят внимание и позовут. Софья еле сдержалась, чтобы не фыркнуть и смогла сохранить лицо, когда они с братом отошли в сторону, пока родители уводили гостей на танец.
- Ну уж передо мной можешь не извиняться. - она улыбается брату и сдерживается, чтобы не обнять его.
- Зато нас познакомили с князем и княгиней, а так познакомили бы только с Алексеем... Ну или познакомили бы издалека и про нас бы не вспомнили на следующий день. Зато теперь уж точно не забудут. - от, казалось бы, дерзкой выходки ей хочется смеяться и радоваться куда сильнее, чем от возможности уйти, наконец, в танец.
- Я с большим удовольствием приму ваше приглашение, Андрей Павлович, - почти церемонно отвечает Сонечка и подает брату руку, дабы он мог завлечь ее в танцевальные повороты вслед за остальными участниками бала. Если бы первый танец был обещан кому-то другому, старшая дочь Бестужевых-Рюминых здорово рассердилась. Родителям было невдомек, насколько крепка дружба их детей и как сильно схожесть характеров может повлиять на их восприятие мира и отношений. Потому Соня кружилась в танце с братом и чувствовала себя невероятно свободной и счастливой рядом с ним. С Андреем можно не церемонится, допускать где-то ошибки и если внешне все кажется довольно степенно и красиво, то, если присмотреться, можно было заметить задорную улыбку, блеск глаз и небольшие огрехи, которые совершались обоими настолько гармонично, что можно было подумать, что танцевальный пируэт так и должен исполняться.
- С вами любое торжество становится намного интереснее и веселее, Андрей Павлович, - поддевает Сонечка брата и одновременно наблюдает за происходящим в зале, чтобы понять, как дальше действовать и с кем лучше пересечься. Увы, хоть они с Андреем и не разлей вода и внимательно смотрят друг за другом, но ограничивать друг друга в общении с другими гостями намерения не было.

+2

16

Есть только два источника пороков: праздность и суеверие.


     Светские вечера... вот наказанье. Что они, по сути своей? Понять не трудно: те, кому надобно - просят, те, кому скучно - ищут, те, кому не достает - выдумывают. Всеволод не относился ни к одним из перечисленных, потому после фронта, "понюхав пороху", как это говорится, интерес к сплетням и интригам потерял. Это, думал Плещеев, удел женщин и дураков.
Был, конечно, ещё немаловажный резон выхода в свет - прекрасный пол. Но за Плещеевым ходила дурная слава "вдовца", хотя он и ни разу не был женат. Однако, люди суеверны, в особенности высший свет, и не было ничего удивительного в том, что гибель лучшего друга Севi, связавшего свою судьбу с "вдовьей" семьей, только закрепила за Плещеевым черный шлейф. 
Стыдно признаться, но со временем Князь Всеволод и сам стал в это верить, и оттого не спешил жениться. На что жена, - думал Плещеев, - мне уже есть о ком заботиться. А заведи я жену - Катиш и Николенька только бы потеряли. Или, того хуже, получили бы в довесок ещё одну Плещееву - а это, право, сущий кошмар.

     Однако, приглашение от Павла Андреевича проигнорировать Всеволод не мог никак. Он очень уважал этого человека и помимо прочего был бы рад осведомиться о состоянии его здоровья, здоровья его семьи и каких-нибудь текущих делах, за которыми, признаться, Всеволод следил вполглаза. А ещё Катиш настояла, чтобы он выехал в свет. Она считала, что из-за неё он заточил себя после возвращения из действующих рядов армии. Сева же был уверен, что действует сугубо по своей воле.
Но решено: неделю назад Всеволод приказал приготовить поместье в Петербурге к его приезду.

     Февраль в Петербурге - редкостная мерзость. Коляски месили грязь у ворот, черными призраками подбираясь ближе ко входу в ярко освещенный дом Бестужева. Лакеи сновали у дверей, на ступенях, в ожидании своих загулявших хозяев. Всеволод остановил свой взгляд на одном из них, только воображая, каким бездельем страдает бедняга. Хотя, скука была теперь знакома и князю.
С Невы потянуло ледяным. Выбравшись из экипажа, Всеволод задержался на подножке, вдыхая холодный мокрый запах - наверное веяло со скованной льдом реки, а может быть сам Петербург этим запахом напитался.
Пестрый поток гостей тянулся ко входу - сегодня много знатных людей будет здесь, но лишь до немногих Всеволоду действительно есть дело. Поправив шапку из чёрной бурки, так и норовившей залезть на глаза, мужчина влился в медленную процессию лучших людей России, к которой не испытывал ничего общего с единением.

     Звуки первого, открывающего бал полонеза уже разносились по зале, но Всеволод не спешил танцевать. Он изредка бросал взгляды на пары, примечая, кого из танцующих он знает, а кого нет. Минуя многих, как знакомых, так и нет, Всеволод с видом важной птицы прошествовал к кружку людей, собравшихся вокруг князя Багратиона. Плещеев уважал этого человека, и был знаком с ним с Аустерлица. Багратион не так давно провел блистательную кампанию на турецкой стороне, и Всеволоду было интересно услышать от генерала подробности. А бал и светская суета казались Всеволоду как раз подходящим случаем, чтобы укрепить знакомство и пообщаться с приятным человеком.
Багратион очевидно скучал. По своей натуре он был человек закрытый, а ещё и набившие оскомину разговоры о Наполеоне: спорили о том, будет война или нет.
Князь, какого же мнения придерживаетесь Вы? - один из графов, с которым Всеволод вроде бы сводил знакомство, но хоть убей не помнил его имени, поинтересовался у Плещеева, обращая интерес кружка на Всеволода. Всеволод же, сцепив руки за спиной, с едва уловимым интересом слушал спор и лишь лениво повернул голову в сторону задавшего вопрос.
У России никогда не было друзей, и быть их не может. Нам не на кого положиться в грядущей войне.
Мужи немедленно нахохлились, поджимая губы. Багратион поднял глаза на князя, как будто пытался вспомнить. где раньше видел этого вольнодумца. — Однако, покуда нашими войсками располагает Кутузов, нет причин для беспокойства.
Я готов выразить согласие, - негромко отозвался Багратион. — Князь Плещеев, если я верно помню?
Верно, Ваше высокопревосходительство.
Примите соболезнования насчёт Вашего друга и зятя.
Благодарю, князь.
Князь, планируете ли Вы заниматься наукой как Ваш покойный дед? Или посвятите себя службе государству как Ваш отец? Вы давно не навещали нас, - личность Плещеева, внезапно появившегося в обществе, заинтересовала других, пара человек подошла к кругу, желая непеременно выведать все подковерные тайны темной лошадки Плещеева.
Ни то, ни другое, - безразлично бросил Всеволод, демонстрируя нежелание это обсуждать. Но общество редко прощает тайны.
Говорят, Вы оставили отца в одиночестве. Право…
С вашего позволения, я Вас покину, - Багратион, уставший от сплетен едва ли не больше томного Плещеева, предпочёл ретироваться. Плещеев проводил его понимающим взглядом.
Нахожу эту тему крайне безынтересной, Графиня. Прошу прощения за мою бестактность, - Плещеев чуть улыбнулся, и двинулся в противоположную сторону, надеясь переброситься ещё порой слов с Павлом Андреевичем и его супругой.
Высший свет... многоголовая, многоногая тварь, готовая проглотить или растоптать тебя в любую минуту.
~

Отредактировано Всеволод Плещеев (2017-07-11 22:37:49)

+1

17

Чем хорош полонез, так это неспешной величавостью, позволяющей юным дебютанткам, - а таких на любом столичном балу найдётся хотя бы одна, - осознать себя и пусть самую малость, но успокоиться и вспомнить правила этикета, которые, как нарочно, вылетают из головы.
Анастасия юной дебютанткой, строго говоря, не была, но и светской львицей себя назвать не могла. После окончания института ей довелось поучаствовать всего в двух столичных балах, балы же в её родной губернии заметно уступали петербургским, как по блеску, так и по чинности, в них была заметна некая домашность, уютность.
Но позволить себе впасть в смятение чувств княгиня просто не могла – первое впечатление от человека зачастую оказывается, хоть и неверным, но самым стойким, а ей требовалось произвести исключительно благоприятное впечатление. Что и говорить, высший свет - самый придирчивый судья и его приговор может стать куда страшнее каторги.         
А потому, по завершении полонеза партнёр был одарён искренней улыбкой и вежливой благодарностью, которую Александр Иванович вполне заслужил. Напротив второго танца в бальной книжечке княгини не было записано ничьё имя – Анастасия решила довериться воле случая: кому, как не магу, помнить о том, что знаки судьбы не всегда снисходят с небесных высот, а зачастую принимают облик самых простых земных мелочей, чьё значение становится ясным лишь спустя некоторое время.

+1

18

     Екатерина Петровна Ланская, право, знала добрую часть Петербурга. Её зоркий глаз, годам отточенная светская чуйка прекрасно подсказывала хозяйке, за какие ниточки нужно дергать в тот или иной момент. Любой светский вечер был похож на огромный прядильный цех, где, как и полагалось, всегда был управляющий - он мерным шагом ступал меж прядильных станков, то тут, то там, поправляя пряжу, наводя нити - то чуть натягивая их, то чуть ослабляя. У этой прядильной мастерской была и своя хозяйка, но Екатерина Ланская несла свою, добровольно взваленную на плечи ношу с честью и гордостью даже тогда, когда в том не было крайней нужды.
Всеволод Николаевич! Стало быть, какая встреча! Неужто и Вы вернулись в Петербург! - княгиня, увидев среди примелькавшихся одно давно забытое лицо, плавно, будто бы невзначай, настигла князя, складывая с негромким хлопком свой веер.
— Екатерина Петровна, - Всеволод услужливо наклонил голову в знак приветствия и лишь немного улыбнулся самыми краешками губ. — Если бы я жил во времена Цицерона - я жил бы в Риме. Екатерина Петровна улыбнулась, легко и непринужденно, покуда её шестеренки уже настраивались на манеру общения с Плещеевым: не самую простую, и не самую приятную.
Как Ваша сестра, князь? Отец? Все ли здоровы?
— Покорнейше благодарю, княгиня, - Плещеев чуть склонил голову в знак участливости, но не более, чтобы не дай Бог не дать продолжения этой теме. Ланская почти что сразу уловила мимолетный настрой и переменила тему.
Как Вы находите князя Багратиона, князь Всеволод? Будто бы он скучает. Ему не по нраву наши балы? - оба собеседника повернулись в ту сторону, где стоял бравый военный с растерянным, кажется, грустным видом.
— Война заставляет человека иначе смотреть на вещи, Екатерина Петровна, - спокойным тоном ответил Плещеев, будто бы немного задумавшись.
Иначе? В лучшую или в худшую сторону? - Ланская, заметив как задумался князь, с интересом изучала его лицо.
— Если бы я знал ответ на этот вопрос, - улыбнувшись немного в ответ, Всеволод перевел взгляд на Екатерину Петровну, по-прежнему не меняя своей позы.
Философские изречения, впрочем, управляющей прядильной гильдии были не интересы, а базовый запас для завязки беседы она уже исчерпала.
Я помню, Вы прекрасно танцуете, князь Всеволод. Пригласите одну даму? Она ещё мало кого знает здесь, и совсем молодая вдова.
На последнем слове Ланской Плещеев едва заметно вскинул бровь, но вовремя подавил своё изумление, оставив его для Ланской тайным. Поменяв руки за спиной, и как будто ещё больше расправляя плечи, он сказал:
— Что ж, на балу подобает танцевать. Отчего бы и нет - ведите.
Ланская была очень довольна, что очередная ниточка просунула голову в петлицу, оттого радостно постучав по раскрытой ладони веером, поплыла по окраине танцующего круга в сторону отдыхающей после полонеза княгини Холмской. Всеволод шёл следом неспешно, будто каравелла, разрезающая спокойную морскую гладь острым носом.
Свет тысячи свечей мягко обнимал теплым светом его белый мундир, расшитый на груди серебром - точно морозными узорами, кроваво красные эполеты и подбитые той же материей фалды, легко подрагивающие при шаге - всё, всё составляло единую, целую картину князя Всеволода Плещеева. Князь Плещеев действительно любил танцевать и хорошо знал этикет вальса. И очень надеялся на то, что Ланская не собирается сватать его, или как это в высшем свете заведено. Потому как сватовства он не любил, и завидным женихом тоже себя не считал по веским причинам.
Анастасия Дмитриевна, позвольте рекомендовать Вам князя Всеволода Николаевича Плещеева, - дружелюбная улыбка на лице Ланской, легкое касание руки, чтобы привлечь внимание княгини, и шаг в сторону. Всеволод, не меняя направления, прошел ещё несколько шагов прямо и остановился рядом с княгиней Ланской - точно бы причалил у края пристани - внимательно, не моргая, наблюдал за лицом новой знакомой.
— Рад знакомству, - сказал он, не переменившись в лице, и даже не улыбнувшись, затем сделал отчетливый учтивый кивок. — Могу я предложить Вам тур вальса?
~

+1

19

«Кажется, ангел-хранитель передал на сегодня свои полномочия Екатерине Петровне, - невольно подумала Анастасия, глядя на приближающуюся графиню Ланскую. – Что же, сегодня мне определённо не придётся жаловаться на скуку».
- Очень рада знакомству, - слегка запнувшись, отозвалась княгиня, почти не слыша слов Екатерины Петровны. При звуке имени нового знакомого в памяти поднялся вихрь воспоминаний, на краткий миг, поглотивший княгиню целиком.
- Я выиграла, - вороной ахалтекинец покорился руке хозяйки с явной неохотой. Ворону хотелось нестись вперёд, ещё дальше, до самого горизонта. Каштановые кудри плащом рассыпались по плечам и спине Анастасии.
- Чего желает моя амазонка? – князь Холмский, подъехав вплотную, бережно убрал со лба жены непокорную прядь и ласково коснулся твёрдой, привыкшей к оружию и поводьям, ладонью нежной щеки.
- Не знаю, - Анастасия взглянула на мужа с почти детской растерянностью во взгляде. – Я просто хотела выиграть, мы же не договоривались о ставке.
- Тогда, - князь, улыбнувшись, поцеловал жену в висок, - придётся мне выбрать подарок на свой вкус, - представляя, как будет смотреться в её волосах рубиновая диадема. - Домой?
- Домой, - Анастасия слегка тронула коленом атласный бок жеребца и Ворон пошёл грациозной плавной иноходью, рядом с серебристо-серым Пеплом князя, под копытами коней запылённым серо-белёсым клубком неспешно разматывалась дорога. – Опять будет у соседей разговоров на неделю: «Князь Холмский с женой по полям, как мальчишка, скачет!»
- В моём возрасте, Асенька, уже пора беспокоиться о том, что подумают на небе, а не на земле, - спокойно произнёс князь.
- Всеволод, - княгиня сжала руку мужа, - не надо. Не торопи время, прошу тебя.

Княгиня усилием воли вернулась из летнего дня в бальный зал. К счастью, заминка была не настолько длинна, чтобы показаться невежливостью:
- С удовольствием, Всеволод Николаевич, - Анастасия улыбнулась, но сердце стукнуло невпопад: «Бог мой! Не только тёзка, но и глаза тоже синие, как у Всеволода Андреевича!»
- Вам, несомненно, будет о чём поговорить, - добавила графиня Ланская. – Вы, Всеволод Николаевич, воспитываете племянника: и это правильно, мальчику нужен достойный пример, а Анастасия Дмитриевна – дочь.

+1


Вы здесь » ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ » РАЗСКАЗЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ » Бал у порога перемен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC